Ух ты, последняя запись в социальных сетях была аж в январе! А сайт не обновлялся еще дольше.

Где-то в феврале я оставила рисование. Работой, конечно, продолжала заниматься, а вот все личные проекты были поставлены на паузу. Хотя не отрицалась и возможность полной остановки, навсегда.

Тогда я даже не представляла, как глубоко занырну в саму себя, как много скелетов вывалится из шкафов прошлого. А я и не помнила о том, что они существуют.

Было страшно оставить то дело, с которым я себя ассоциировала последние сколько-то лет. Тем более, с ним связывалось и представление окружающих людей обо мне. А что, если в конце концов выяснится, что рисовать я больше не хочу – что будет потом?

Вместе с тем, было четкое понимание, что пауза крайне необходима. Некоторые процессы с самого начала ненадежны и доставляют много дискомфорта. Мои отношения с рисованием как раз из этого разряда. Существовало много причин, почему это занятие то вроде нравилось мне, то вызывало восторг и обожание, то появлялся налет раздражения, которое переходило в откровенное отвращение и что-то похожее на ненависть. То и дело хотелось притормозить, остановиться, освободиться. Но даже давая себе отпуск, я четко знала, что обязана вернуться. Я подлечивала симптомы, но корень проблемы оставался все таким же воспаленным.

Я догадывалась, что причина не в самом занятии, хотя и в нем тоже. Не было ощущения, что я сама выбрала рисовать. Просто так сложились обстоятельства. Иногда я чувствовала, что рисование – это навязанный мне кем-то ребенок, а детей я никогда не хотела. Тем более, насильно.

Но основная причина все-таки была во мне самой. Что-то было нарушено в моих отношениях с самой собой, и важно было понять, что именно – и как можно помочь.

Тут мне придется пропустить огромный кусок повествования – невозможно вкратце рассказать, что я поняла и переосознала. Может быть, я об этом еще расскажу, а пока будет достаточно лишь того, что результат проделанной работы превзошел мои ожидания. Я рисую, и это ощущается совершенно по-другому, чем раньше, светло и легко. Творчество стало естественным продолжением меня, а не обузой, которую необходимо обслуживать.

Наверное, наступил следующий этап всей этой истории, и связан он уже не внутриличностными приключениями (хотя этот путь никогда не заканчивается), а с моими отношениями с другими людьми.

Вот, например, соцсети. Я не могу вспомнить ни одного момента, когда откровенно говорила неправду или пыталась приукрасить свои достижения / общую ситуацию, чтобы мне доверяли. Ну или просто посчитали, что я интересный человек. Однако некоторые вещи оставались за кадром. Я почти не говорила о своих сложностях и о внутренней «кухне», старалась быть максимально позитивной или хотя бы нейтральной. А в какой-то момент закрыла и передачу мыслей. Не тех, что про процесс рисования или обучения, а личных.

К последнему меня подтолкнула сущая мелочь, но это стало очевидным только сейчас – спустя пару лет. Я написала пост на субъективно значимую тему, а кто-то оставил комментарий в духе: «Вот человек самокопанием мается. Наверное, много свободного времени». Этот комментарий в моем восприятии перевесил все остальные мнения и, говоря откровенно, ранил. И это несмотря на то, что я казалась самой себе способной принять разные мнения, устойчивой.

Глубоко внутри я сомневалась в ценности своих мыслей. Стоит ли ими делиться, тем более, что писать коротко у меня получается редко? Что, если это словоизвержение никому не принесет пользы? Так я и приняла решение держаться как можно дальше от возможности получить ярлык зацикленного на себе графомана. И переключилась на то, что может быть действительно полезным: советы по освоению туши и линеров, эффективной практике и проч.

Вроде всё было хорошо, но ощущение собственной урезанности нарастало. Словно внутри было нечто, просящее хотя бы признать его право на существование, но тщетно. И с каждым месяцем этот голос становился всё тише.

Ко всему этому добавилось ощущение, что жизнь без соцсетей есть, и она (по крайней мере, в моем случае) более спокойная и сфокусированная. Давно ушло стремление чем-то хвастаться, получать одобрение и как-то поднимать свою значимость.

Но тот тихий голос не сдавался. Однажды пришлось спросить себя: правда ли я не делюсь своими мыслями из-за собственного нежелания? А может, мне на самом деле есть, чем поделиться, но я боюсь?

Желание написать о маленьких или больших личных открытиях все-таки возникает. Иногда ненадолго – пока я не задумаюсь о том, как сложно впихнуть все эти идеи и опыт в связный текст, желательно менее чем на десяток страниц. Некоторые вопросы настолько глубоки, что требуют рассмотрения с разных сторон. Да и единственный ответ на такой запрос не дашь – тогда он покажется слишком абстрактным.

Правда в том, что я хочу дать себе разрешение писать и делиться, быть полезной. Или бесполезной – всем мил не будешь, это нормально. Но больше всего – быть настоящей, живой, неидеальной. Способной принимать решения и передумывать, не тяготиться мыслями о том, как оценят то или иное действие. Мне больше ни к чему страх.

Более того, мне хочется выйти за этот невидимый, но очень плотный барьер, который отделяет меня от других людей. Я чувствую его с самого детства, но только недавно осознала, как он тяготит.

Болезненно хотеть дружить, но быть отвергнутой без внятной причины. И так много раз, порой в очень жестких формах. А потом принимаешь такой расклад как норму и уже ожидаешь, что либо ты не сможешь найти общий язык, либо тебя бросят, отторгнут. Это становится самоисполняющимся пророчеством и работает настолько четко, что диву даешься.

Хотя нельзя сказать, что всё так уж плохо. Можно быть социально неловким человеком, приходить в ужас от непонимания, что ответить на ту или иную реплику и надо ли вообще отвечать. Или гадать, почему вчера с тобой так хорошо общались, а сегодня напрочь забыли. Можно быть радикальным интровертом, которому для регулярного общения хватает одного-двух человек. И все-таки счастье дружбы, понимания и близости будет присутствовать в твоей жизни. В таких случаях широта компенсируется глубиной.

Но вот барьер, который отделяет меня от мира, больше ни к чему. То же самое справедливо насчет перегородки, не выпускающей мои идеи в мир. Когда-то она спасала меня от неприятных комментариев, но еще и закрыла от жизни, человечности, честного и открытого взаимообмена.

А жизнь, если вдуматься, не ранит тебя такой вот обратной связью. Сейчас я понимаю, что практически каждый человек вынужден носить на себе эдакий скафандр. «Броня» помогает сохранять хоть какое-то подобие целостности в ответ на критику, негативные оценки, угрозу отвержения и различные манипуляции, насаждающие чувства вины и стыда. Вряд ли найдется человек, который никогда не был травмирован.

Так люди и живут – нечаянно или не очень ранят друг друга, восстанавливаются, закрываются или всё-таки принимают решение открыться, довериться. Но все хотят любви, внимания, ощущения, что они молодцы. Даже когда дают слегка уничижительную оценку чьим-то действиям – это тоже завуалированная просьба о драгоценном ресурсе.

Вот и я буду учиться многим вещам сразу. Давать творчеству свободный доступ в мир. Оставаться настоящей. Слушать. Говорить. Может быть, однажды я даже стану не такой неловкой. А может, снова уйду из соцсетей – но уже с пониманием, что сделала это из честности и любви, а не из страха.

Какой может быть полезный вывод из всего сказанного? Ну, например, что порой делать паузу очень выгодно :)